?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Oтвет Б. Бурачинскому (14.01.10)
Moj s ros1
rosenf_polit
Ответ Б. Бурачинскому был написан 14 января этого года и  опубликован лишь частично в статье "Антикризисная программа промывки мозгов" (Дельфи, 15.01.10 - ниже). Он стал ответом на публикацию рецензии Бурачинского на мою книгу "Эстония до и после Бронзовой ночи" в  Eesti Ekspress, 13.01.10 (на эст.яз).
19 ноября 2010 эта рецензия была опубликована вторично - уже на русском  в газ. "День за днем"( http://www.dzd.ee/?id=328685 ). Отсюда - эта публикация.


* * *

Критическая рецензия Б. Бурачинского на мою книгу (Eesti ekspress, 13.01.10 http://www.ekspress.ee/news/arvamus/arvamus/boris-buracinschi-hammastav-pronkssoduri-araviimist-planeeriti-washingtonist.d?id=28470039) требует некоторого комментария.

 Как представляется, Б. Бурачинский критикует мою позицию с позиции традиционного правого или «оранжевого» либерализма – причем с минимумом аргументов и в основном пропагандистски. Обвинение в «вульгарном марксизме» позволяет как будто надеяться, что для него существует и «невульгарный» марксистский подход. Однако тут-то «подвох» и есть: по сути для  традиционного либерализма любой марксизм  (в том числе и современный) «вульгарен» по определению.

  Бурачинскому описываемая работа напомнила «советские монографии» и чуть ли не «сусловскую» риторику.Он доказывает, что я защищаю советскую систему – в том числе и в Эстонии.

    Это обвинение, однако,  есть пропагандистское искажение сути дела. Отстаиваемый мной современный левый подход существенно отличается от подхода советского традиционализма и старого советского марксизма - апологии советской командной системы, тем более в ее брежневско-сусловском варианте. Отсюда очевидна голословность утверждения Бурачинского ,что я, мол, считаю Эстонскую ССР однозначно «хорошей», и едва ли не защищаю колхозную систему. 

     Я доказывал (в чем легко убедиться по тексту), противоречия командной системы и неизбежность рыночных и плюралистических реформы реального социализма. При этом я поддерживал левоцентристский вариант т.н. «посткоммунистических» реформ, отличающийся от варианта, навязанного Эстонии право-национальными группировками (прежде всего Лаара, но также и реформистов), ныне доведенного до  абсурда в политике Ансипа и ставшего очевидной причиной нынешнего кризиса.

  Указанные группировки, как я действительно показывал на ряде фактов (в том числе и реальных субъектов контроля над важными структурами эстонской экономики), не являются  самостоятельными. Для того,чтобы эти факты опровергнуть, следует оперировать также фактами, а не простыми пропагандисткими обвинениями в «советизме» или «конспирологии». Последние  (что показывают и комментарии к рецензии) представляют определенные сорта «консерватизма», но не марксизм. Марксизм обнаруживает за политическими зависимостями зависимости социально-экономические – причем не мифические, но вполне конкретные и наблюдаемые.

     Почему воевавших с Красной армией  (в том числе и Эстонии) за Третий рейх следует считать «борцами за свободу»,  тем более что  и в Европе их за таковых никто  не держит?

  Бурачинский напрасно пытается приписать мне  распространенную в некоторых российских кругах вульгарно-«консервативную» критику российских демократов (Ельцина, Бурбулиса и др.), реально цитируя не мои соображения, но  консервативные цитаты по их поводу. В указанной книге я показывал важную роль российских либералов как в отношении независимости Эстонии, так и реформ в самой России. Я однако, отмечал и серьезные противоречия применения доктрин «оранжевых» сортов либерализма как в России, так и в Эстонии.

  То, что «бронзовая эпопея» в Эстонии  имела геополитические аспекты, отрицать трудно. Пусть те, кто считает приведенный анализ фактов и реальных инициаторов подрыва экономических отношений Эстонии и России ошибочным, приведут другие факты.

    К соображениям Бурачинского о моей книге примыкают и цитируемый «Ээсти экспрессом» его подход к развитию Молдавии. Считая по-видимому, что переход Молдавии к «постиндустриальному обществу» возможен лишь в традиционно либеральном «лааровском» варианте, он отстаивает для Молдавии по сути дела вариант грузинской «революции роз»  или «оранжевых» революций. (http://www.ekspress.ee/news/arvamus/arvamus/millal-saab-moldovast-normaalne-riik.d?id=27689285 ). Неизбежен вопрос: живет ли Бурачинский в начале 1990-х, или 20-лет спустя, когда Прибалтика и Эстония все более явно показывают нам кризис данного варианта постсоветского развития?  Не защищает ли он для Молдавии оранжевый хаос, близкий ющенковской Украине, или например, молдавский вариант режима А. Саакашвили?

 Ведет  ли данный вариант развития  в современность, или к регрессивным диктатурам латиноамериканского типа?

* * *
Антикризисная программа промывки мозгов

 

Игорь Розенфельд
15 января 2010 15:40

http://rus.delfi.ee/projects/opinion/article.php?id=28530421

С окончанием рождественско-новогодней спячки проснулись и официально-патриотические силы.

Чем они озабочены — решением проблем эстонского кризиса? Ничуть не бывало. Кризиса как будто и в помине нет. Поэтому по-прежнему нет и никакой антикризисной программы : все решит введение евро. Обсуждение вопросов кризиса из глубоких кулуаров выносить не стоит: не дай бог "враги" выяснят, как обстоят дела на самом деле. "Оздоровление" экономики, как и раньше, идет по старым схемам начала 1990-х: готовится продажа тех госпредприятий, которые не проданы и проч.

Самое главное: помешать оппозиции нарушить благостный реформистский сон. Поэтому важнее всего идеологическая работа, то есть "антикризисные меры в области идеологии". Надо убедить среднего эстонского жителя, что оппозиция — рука Москвы. Вот на Сависаара и выпустили в очередной раз национал-патриотического комиссара Хельме, по которому ""сависаризация" означает советизацию Эстонии, или, жестко говоря, установление в Эстонии мафиозного режима, который держится только на воле Москвы и подчиняется московским спецслужбам". (Delfi,13.01.10).

Кроме того, в Таллинн приезжает осетинский витязь Михаил Саакашвили. Будет, понятно, доказывать, правильность "грузинского" (он же лааровский) "пути к капитализму".
Это, хотят нам сказать, и есть единственная альтернатива "советизации" (она же якобы "сависааризация") страны? То есть в качестве единственного постсоветского пути Эстонии и всему постсоветскому пространству предлагается их "лааризация" и "саакашвилизация". Иного, что называется, не дано.

Вместо решения реальных проблем национал-патриотические пропагандисты хотят покрепче "замочить" тех, кто вообще говорит про кризис и предлагает пути выхода из него (в частности, того же Сависаара). Что это, как не "брежневизация" режима? Ансиповское руководство надеется, закрыв шторы на окнах и "тряся вагон", создать впечатление, что страна куда-то едет.

Откуда у кризиса ноги растут. Левоцентристская альтернатива правым

"Ноги" у эстонского кризиса очевидно растут из общей консервативно-либеральной (она же лааровская и ансиповская) концепции постсоветского развития, которая применялась с начала 1990-х, но показала свои явные противоречия в последние годы.

Альтернативной является левоцентристский подход, который отстаивает в данный момент в первую очередь Центристская партия. Но не только. Этот же подход отстаивали и другие центристские и левые силы, например, разгромленный правыми путем подковерных политических фокусов околоцентристский Народный Союз. А также "сама собой" исчезнувшая Левая партия, плюс "русские" партии (понятно, в нелиповом — нечерепановском — варианте). Весь этот искусственно загнанный в подполье фланг и является левоцентристской оппозицией правым партиям. К нему может примкнуть и часть в основном "белых" соцдемов.

Предлагает ли оппозиция возврат от рыночной и многопартийной системы к системе административно-командной?

Обвинение лево-центриской оппозиции к такому возврату есть официальное правое клише и заведомый обман: оппозиция говорит о корректировке рыночного развития методами государственного регулирования. Это — не очередная "продажа Эстонии", как утверждает официоз, но попытка помешать правым продать в Эстонии то, что еще не продано, защитить эстонское государство и национальный бизнес. В этом должна состоять антикризисная программа, которой правые не занимаются в принципе, надеясь на "автоматические законы рынка".

Левоцентризм и вульгарный марксизм

На обычном для официальных консервативно-либеральной пропаганды обвинении оппозиции в "советизме" и "вульгарном марксизме" строится и критика Борисом Бурачинским моей книги "Эстония до и после бронзовой ночи" (Eesti ekspress, 13.01.10). Книга, отстаивающая левоцентристский подход к постсоветскому развитию Эстонии, якобы напомнила Б. Бурачинскому "советские монографии" и чуть ли не "сусловскую" риторику. Автор доказывает, что я считаю советскую систему в Эстонии однозначно "хорошей", едва ли не защищаю "колхозную систему".

Это обычное для "оранжевого" либерализма обвинение остается чисто пропагандистским. Реальных "аргументов и фактов" Бурачинский не приводит. Наивно надеяться, что для критиков "вульгарного марксизма" существует и марксизм "невульгарный". Согласно традиционному либерализму, любой марксизм (в том числе и современный) "вульгарен" по определению.

Однако современный левый подход существенно отличается от подхода советского традиционализма и старого советского марксизма — апологии советской командной системы, тем более в ее брежневско-сусловском варианте. В указанной книге я (в чем легко убедиться по ее тексту) говорил о противоречиях командной системы, доказывая неизбежность рыночных и плюралистических реформ в странах бывшего реального социализма. При этом я поддерживал левоцентристский вариант "посткоммунистических" реформ, отличающийся от варианта, навязанного Эстонии право-национальными группировками (прежде всего "Отечеством" Лаара, но также и реформистами — в особенности после 2006 г.). Доведенный до абсурда в "бронзовой" (и последующей) политике Ансипа, этот вариант реформ стал очевидной причиной нынешнего кризиса.

Бурачинский также напрасно пытается приписать мне распространенную в некоторых российских кругах вульгарно-"консервативную" критику российских демократов (Ельцина, Бурбулиса и др.), реально цитируя не мои соображения, но именно указанную "консервативную" критику. Я стремился показать важную роль российских либералов как в отношении независимости Эстонии, так и реформ в самой России. Но при этом отмечал и серьезные противоречия применения доктрин "оранжевых" сортов либерализма как в России, так и в Эстонии.

Правая реставрация от Грузии до Молдавии и ее геополитические основы

Особенно возмущает автора (жонглирующего, как и все официальные либералы, жупелом российской угрозы) указание на связь реставрационных правых группировок с начала 1990-х до "цветных" революций на Украине и Грузии (2004) с некими серьезными внешними силами.

Бурачинский считает такое указание "конспирологией". Однако конспирологией (что показывают и комментарии к его рецензии) занимается вовсе не марксизм, но определенные сорта "консерватизма" с их масонскими и проч. поисками. Марксизм обнаруживает за политическими зависимостями зависимости социально-экономические — причем не мифические, но вполне конкретные и наблюдаемые.

Имели ли ошибочно называющиеся революциями правые реставрации, включая "цветные" перевороты на Украине и в Грузии, геополитические аспекты? Как я стремился показать на ряде фактов (в том числе и фактах реального контроля над важнейшими структурами эстонской экономики), пришедшие к власти в результате указанных "реставраций" правые группировки не были и не являются самостоятельными. Вполне реальной является компрадорская политика данных группировок, распродающих советское наследие, не заботясь ни о национальном государстве, ни о национальном бизнесе. Трудно также отрицать экономические и геополитические аспекты "бронзовой" эпопеи. Официальный либерал Бурачинский напрасно думает, что пропагандистские обвинения в "советизме" или "конспирологии" могут заменить анализ реальных фактов.

Характерное прояснение позиции Бориса Бурачинского дают его соображения о современном развитии Молдавии. (Eesti ekspress, 16.06.09). Ратуя как будто за превращение Молдавии в "нормальное государство", он, похоже, считает, что переход Молдавии к "постиндустриальному обществу" возможен лишь в традиционном консервативно-либеральном "лааровском" варианте, то есть варианте украинской "оранжевой" революции или грузинской "революции роз". Однако не получится ли в Молдавии вместо постиндустриализма оранжевый хаос ющенковской Украины или агрессивность режима Саакашвили?

Неизбежен вопрос: живет ли Бурачинский в начале 1990-х, или 20 лет спустя, когда Прибалтика и Эстония все более явно показывают нам кризис консервативно-либерального варианта постсоветского развития? 
 

 



  • 1
Вы в курсе, что Борис умер 9 мая 2010 года?
Сразу предупрежу, я его друг, и для меня это большая потеря (если поищете в сети, сразу найдете ссылки на мои публикации о нем). Мне даже не очень важны его политические взгляды. Он был хорошим человеком.
Я не обрадовалась публикации его рецензии, так как там были ошибки, которых Борис не мог сделать.
Это, наверное, какая-то борьба с ветряными мельницами, но не простить ли Вам его хоть теперь?

O смерти Бориса мне известно.Мой ответ на его рецензию был написан и опубликован еще при его жизни. После вторичной публикации (кем-то) его рецензии 19 ноября с.г.в "День за днем" я ответил на нее небольшим комментарием и публикацией старого ответа января 2010.
Эта публикация (в ответ на публикацию в "День за днем") не кажется мне "борьбой с ветряными мельницами". Дело вовсе не в "прощении" или не прощении лично Бориса.Дело не в Борисе, а в определенной идеологической позиции, за которой стоят определенные силы.Борьба идет с этой позицией и указанными силами, а вовсе не с Борисом лично.
Сам я познакомился с Борисом Бурачинским в Национальной библиотеке осенью 2009 г., и он показался мне человеком умным и интересным.Хотя разница наших позиций и публикация им критической рецензии заставила меня ответить ему так же критически, как выступил он. При этом должен сказать, что неожиданная смерть Бориса меня обескуражила и вызвала сожаление не меньшее, чем у его друзей.При любом конфликте (а такового реально между нами не было) "нормальная" реакция на подобное не может быть иной.
Поэтому дело не в прощении или не прощении самого Бориса (которому таковое, увы, уже и не нужно). Последняя моя публикация предназначена тем, кто использует материалы Бориса в своих целях.

Спасибо за ответ.
И за добрые слова о Боре - особенно.
В то время, когда вы познакомились, я работала в фойе библиотеки в книжном магазине... Боря очень помогал мне во всем. В общей сложности года три мы работали рядом.
"Борьба с ветряными мельницами" - это я о себе. До сих пор еще больно и трудно примириться с утратой.
А кто использует материалы Бориса в своих целях, если использует? Впрочем, возможно, вопрос некорректен. Я согласна с тем, что публикация этой рецензии, да еще с такой кучей ошибок - это не самая удачная возможность помянуть Бориса. Есть другие статьи, опубликованные в "КесКус" на эстонском языке, они потихоньку стали появляться с Сети на русском... Кто их публикует, не могу выяснить.

  • 1